Аллея - Страница 4 - Мефодий Буслаев. Сфера крылатых

[ Пиар-компания · Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]


В игре: Середина лета
Москва столичное лето выдалось жарким, богатым на занятые фонтаны и большое количество смога. Москвичи радостно ринулись на дачи, что привело в многокилометровым пробкам.
Лысая Гора Мертвяки радостно окупировали кладбища и окрестности, кидая жадные взгляды в сторону поселения и мимопроходящих. Поголовье петухов в течении ночей традицонно уменьшается в прямой пропорции с увеличением числа собак.


Внимание! После совместных обсуждений администрация ролевой "Мефодий Буслаев. Сфера крылатых" решила переехать на новый форум, где и начать все сначала. Сайт удаляться не будет, будет по возможности наполняться новой информацией. Ролевая скрываться не будет и остается для памяти. Администрация останется прежней. Будем всех ждать на Мефодий Буслаев. Lux ex tenebris!
Страница 4 из 4«1234
Мефодий Буслаев. Сфера крылатых » Москва » Центральный парк » Аллея
Аллея
Смертный РьемиррДата: Понедельник, 13.06.2011, 18:46 | Сообщение # 46
Последователь
Группа: Удаленные
Сообщений: 14
Награды: 1
Репутация: 3
Статус: Мы будем помнить его
«Тим, Анабель, Рената. И с кем связала судьба…»
Во всем появилась внезапная резкость: если бы движения можно было бы сравнить с вещью, то сейчас они бы были отточенной прозрачно-голубоватой сталью. Льдом. Быстрыми, спокойными, лишенными излишеств и мишуры.
- Тысячи лет? – тихим-тихим шепотом. Эти люди умели читать и передавать мысле-образы, облекая их в слова высказанные и тем самым – в ложь, от этих людей вряд ли укрылось бы самое сокровенное желание Рьё, и именно это успокаивало ее. Они не поймут. Надо учиться верить сердцу, чтобы понять. Только сердце хочет выжить, это инстинкт.
А они не поймут. Тысячи лет – это слишком много, чересчур много; даже самый древний старик впадает в маразм, самого хитрого игрока ожидает потеря веры. Тысячи лет – это мудрость, спокойствие и сосредоточенность, это умения и таланты, это опыт и слава…
Но разве не важнее один раз пройтись по лезвию бритвы?
Разве мгновения полета в никуда дают не больше, чем тысячелетия жизни?
Чтобы стать мудрецом, достаточно один раз умереть. Чтобы верить тому, что достойно веры. Чтобы смеяться над тем, что достойно насмешки. Чтобы отдать часть себя там, где именно она – необходима…
- Вы видели свой Лед, Рената. Это – не то место, и не стоит их сравнивать. Бойтесь совершить ошибку, право, - слишком много было различий между бездушной ледяной пустыней и справедливостью снежной, между местом, похожим на кошмар и местом, похожим на сон. Между местом, где Пламя отдельно от Холода, и места, где Пламя Холод питает.
«Что ты сторожишь, бездушная? Чему отдала свой… эйдос?»
Рьёмирр усмехнулась, понимая уже, что так или иначе эта мысль будет прочтена и понята. И, быть может, не оставлена без ответа – если у этих мудрецов-софистов ответ на нее есть.
Самое важное в Летнем мире – научиться понимать ложь слов. Не лишать их веры, а понимать. Каждое слово множно подвергнуть сомнению, и у каждого слова много значений, и каждое слово несет в себе часть правды, пусть и небольшую.
«Что ты сторожишь, страж?»
Девушка поморщилась от неожиданного прикосновения к руке того, кто недавно стрелял в нее; лед отпустил предплечье и бросил кровь бежать по венам: сначала медленно, потом быстрее, становясь вновь бурным потоком жизни.
Глупо.
Рука будто бы взорвалась вновь тысячью мелких иголочек, наполнивших кожу, мышцы, сосуды. Так, болью, возвращается жизнь.
На мгновение в голове проскользнула мысль о благодарности, и тут же – презрение, недоумение, непонимание правил этой игры. Слишком жестоко сначала бить, а потом лечить, дабы снова ударить; слишком глупо бить лишь ради помощи; слишком ветрено поступать как-либо еще…
Слишком неправильно оставлять неприятеля, пусть и не врага, живым. Слишком нелепо.
Там, в мире, который Рьёмирр помнила, величайшим благородством бы было остаться наедине с умирающей болью и уходящей рукой, наедине с морозом и пулей, и – все равно выжить. Там бы никто не помог, ибо более слабый достоин лишь смерти. Там бы…
Почему все так неправильно здесь? Не безумие же сторожат эти стражи.
- Поверьте, я и сама жажду знать, какое я имею отношение… к вопросу, к вам и к этому миру. Тем более что вы только что разрушили мои самые смелые представления о нем.
Голос теплел, медленно и постепенно, - сброшенную было маску слишком сложно надеть снова, но голос теплел. Слишком дорого бы было отдавать себя в праздном разговоре, когда под ногами – не смерть, но земля.
- И все же я не знаю, что произошло, говоря об информации…


Зима близко. Я слышу ее.
Ждать уж недолго - безжалостный снег,
что позади я оставил, укроет.
И не сомкнуть тяжелеющих век,
и вспоминать очевидно не стоит...

...О, не молчи! Отвечай же скорей!
Я ведь всего лишь твой странник печальный...
Вереск! Скажи мне, в какой же из дней
встал я на путь одинокий и странный?...


__

Внешность: белая кожа, черный плащ, наушники с ветром в ушах.
Вещи с собой: плеер, мелочь, разум и вера.
 
Владыка Мрака ТимДата: Вторник, 14.06.2011, 00:17 | Сообщение # 47
Великий
Группа: Игроки
Сообщений: 252
Награды: 9
Репутация: 3
Статус: Мы будем помнить его
- Ну судя по всему уже да... Я Анабель.
- Рад знакомству, - Тим наклонил голову повинуясь старым манерам.
Страж прослушал слова Ренаты и приподнял руку, привлекая к себе внимание:
- Могу добавить только то, что сам являюсь участником этого спектакля. Недавно мне посчастливилось сражаться за свою жизнь с неизвестным безумцем. Призом в этом поединке стала возможность выбраться оттуда живым.
Тим успешно опустил тот факт, что видел Анабель по дороге в реальность.
А далее Рената привлекла его внимание интереснейшим повествованием о его происхождении.
- Какая интересная история. И все таки надо было убить тебя в восемьдесят третьем когда ты посеяла Лиру Вседозволенности и мы три дня искали ее по лесам и болотам, - буркнул он глядя в сторону.
 
Ведьма АнабеллаДата: Среда, 15.06.2011, 01:02 | Сообщение # 48
Младший Страж
~Лишь потеряв всё мы обретаем свободу~
Группа: Игроки
Сообщений: 291
Награды: 9
Репутация: 10
Статус: Мы будем помнить его
- Кто он? Хм, сложный вопрос. Есть у меня почти подтвержденное предположение, что маньяк в десятом колене, охотящийся за невинными девушками - и ключевая фраза-приманка для будующей жертвы связана с неким гримом. И насколько я могу предположить, все его будущие жертвы ему весьма приглядываются... Ну да меня это знакомство в течение сотен лет почти не смущало. Так что этот маньяк по совместительству мой лучший друг и бывший учитель, - произнесла Ната с улыбкой.
- Говоришь, маньяк? Заманчиво. - Ответила Анна, косо глянув на Тима.
- А время для игр можно всегда найти...
- Да ну. Просто игры слегка поднадоели... Хотя... Посмотрим. Маньяки мне нравятся. - слегка улыбнулась ведьма. - А ведь возможно она права...
- Рад знакомству, - ответил парень.
- Взаимно. - Только и ответила Белла, оглядывая и оценивая его с ног до головы.
- Впервые чувствую некое смущение перед парнем. Обычно рамки приличия для меня не существовали... Может лучше было бы прийти к Ренате в другое время? Чувствую я, на счет этого типа она мне все мозги промоет, да и сама вволю посмеется.


Не верьте моей улыбке. Улыбка - это только движение мускул лица. Я могу вонзить вам в сердце кинжал, не прекращая улыбаться.

Я когда-то умру - мы когда-то всегда умираем, - Как бы так угадать, чтоб не сам - чтобы в спину ножом: Убиенных щадят, отпевают и балуют раем, - Не скажу про живых, но покойников мы бережем.
 
Глава Черной Дюжины RenataДата: Вторник, 21.06.2011, 15:11 | Сообщение # 49
Помощник мл Стража
...icecream...
Группа: Удаленные
Сообщений: 105
Награды: 4
Репутация: 7
Статус: Мы будем помнить его
Девушка вскинула блеснувший ярким, пылающим серебром взгляд на Рьёмирр.
- Да, сравнивать нельзя. Как нельзя сравнивать сон и явь, шуточный поединок и смертельную схватку, покряхтывание младенца и его же крик боли. У каждого - своя Правда, Рьёмирр. Ваша... Снежная и Холод Тартара - не одно. Но Вы видели другую Зиму чем мы, со своими правилами и законами - земными. И это - уже иное, хотя бы потому, что у нее есть слово, полностью её выражающее - Зима. Для того места нет названия. Тартар... Пожалуй, но что говорит смертным это название. Ад? - нет, нет. Зимой - люди выживут. Зимой - есть жизнь, есть эмоции, есть чувства. Зимой - есть Солнце, к которому надо стремиться. Там же нет ничего. И в нас нет нпчего - поэтому Вы правы, мы не поймем Вашей Зимы. Просто не захотим понимать. И не из невежества глупцов или равнодушия тысячелетий - нам это просто не нужно. Я представляю о чем Вы, но не собираюсь вникать. Можете считать это глупостью или узколобостью - это Ваши чувства. Они мне безразличны. У каждого - своя Правда...
Одно мгновение на лезвии бритвы... Миг полета над пропастью.
Важнее ли они вековой мудрости? Быть может.
Но бывает и так - шаг за шагом, удар упрямого сердца за ударом - вздох, боль. Вечная боль. Когда ты уже не замечаешь узкой полоски металла под ногами, и сами ноги слишком крепки, чтобы им причинил страдание вечный ход по лезвиям... Когда вся жизнь - балансирование на крае. Столетиями. Тысячелетиями. Когда танцор становится настолько искусен, что тихо смеется над вечной опасностью... Тихо, потому что громко - нерационально. Можно сбить дыхание и полететь вниз - в такую смешную и вечную пустоту... Уже слишком много ума и расчета, слишком многие попались на этом и летят, летят в бездонное ничто...
Не это ли - мудрость?
Или так. Столь же вечный полет над пропастью. Над ней - радуга, семицветная радуга. В радуге больше цветов, чем банальные семь - и это хорошо видно. Слишком хорошо. Но никто не приглядывается... Не затем здесь. Не затем.
Когда миг полета не имеет конца. Когда вздрагивающее в конвульсиях сознание встряхивается, словно мокрый щенок и удивленно осматривается, замечая уже и острые камни на краях пропасти, да и то, что она не так уж и глубока.
Не это ли - мудрость?..
Рената на мгновение закрыла глаза. Мысль Рьёмирр она поняла. Как и насмешку, скрытую в ней... Ей было все равно. Смех - пускай. Слишком громкий тот смех, слишком - можно потерять баланс и сорваться, с тем же безумием приближаясь к вечной темноте...
Что обижаться на... Детей? Да нет. Просто проживших слишком мало, чтобы понять главное. И искренне верящих, что их тайны - слишком важные и недоступные, слишком непонятные для других...
- Радуга, Рьёмирр. В ней много цветов. Я отдала вечность, чтобы смешать их... Смешать навсегда. Для меня в радуге - лишь один цвет, - в глазах плескалось странное чувство. Девушка сказала достаточно для того, кто захотел бы понять.
- Печально, - спокойно сказала она - тогда Вам придется оставаться с нами, говоря банальным языком, "до выяснения обстоятельств".
Ната обернулась к друзьям. Улыбнулась, и достаточно хитро, на мысль Анабель - она была права, мозги она намеревалась промыть капитально. Ворчливое бурчание Тима вызвало легкий смешок:
- А мне не отбирать у тебя Рог Диониса, когда ты слишком увлекся опробыванием его магических свойств. В каком это было.... Кажись, в 57. Посмотрела бы я, кого скорее не было бы на свете, - ухмыльнулась она, вновь переводя взгляд на Рьё.
У каждого мира - свои правила, своё благородство, свои мысли. В этом возможно и такое - убивать и воскрешать ради убиения... И никто не скажет, что это безумие. Безумие - делать что-то невыгодное для себя. В данном случае - играть в благородство и честных врагов, когда заведомо ясно, кто слабее.
 
Смертный РьемиррДата: Суббота, 25.06.2011, 01:12 | Сообщение # 50
Последователь
Группа: Удаленные
Сообщений: 14
Награды: 1
Репутация: 3
Статус: Мы будем помнить его
Рьёмирр невольно фыркнула в ответ на поднятую руку. Ей-богу, оставалось лишь опуститься в полупоклоне да передать стражу – стражу ведь? – не то трубку мира, не то волшебный тапок говорящего, и умолкнуть. Мир, дружба, жвачка, - первый лозунг, усвоенный Вороном в этом странном мире. Говорят, когда-то давно вот так же собирались древние племена вокруг костра в Летние ночи, и так же говорили по очереди, с поднятой рукой и раскуривая табак…
Рука потяжелела. Налилась кровью, - это была та тяжесть, что присуща одному лишь живому телу, и что покидает человека при смерти. Было в ней что-то – настоящее. Так странник несет за собой самое важное в снежней пустыне – и тяжело, и отпустить нельзя, надо нести. Не то бремя, не то дар.
Еще через минуту тяжесть уйдет, тело привыкнет к струящейся по венам жидкости, перестанут иглы разрывать кожу. Еще через минуту благословенное бремя сменит легкая и удобная маска, разум перестанет считать вздохи, и заструится ветер слов.
Ветер слов…
На какое-то мгновение захотелось остановить процесс восстановления, вцепиться зубами в обрыв и остаться на нем, вышагивая над самой пропастью, продуваемой восемью ветрами. Настоящими. Вот так вот, задорно, с улыбкой и смехом, пока один из ветров не подтолкнет ниже. Только так можно гореть, и только так – не бояться остаться пеплом.
На какой-то момент захотелось – отбросить приевшуюся маску и поиграть еще чуть-чуть не с людьми, но со смертью. Не со стражами. Когда один неосторожный шаг ведет к гибели, сторожить уже нечего.
Но – нельзя. Здесь главенствует ветер слов.
Рьёмирр улыбнулась.
«Жизнь за чертой… верите ли вы в нее, надеетесь ли на прощение?»
Все так или иначе умрут. Даже бессмертные, даже вечные, - всех ждет лишение бессмертия и то, что после. Что останется от их морозной вечности потом, в том мирке, в который попадают души усопших - если они и вовсе куда-то попадут? И что за память останется о тех, кто не оставил отпечаток себя в сердцах окружающих? Мертвый живет лишь в памяти, и стремление к переменам, а не бездействие, эту память оставляют. И в этом - тоже вечность.
Наверное, магии можно учиться – образы пролетали перед глазами девушки, не умеющей читать мысли, но умеющей понимать. По взгляду, по словам, по изгибу бровей и губ.
Лететь вечно, смешать все воедино, достигнуть того уровня просветление, когда все – серым серо, и жить этим потом, этой мудростью, когда ничто не отличается от иного ничто.
Но жизнь ли это?
Жизнь – череда перемен, выковывающих характер. Не боль и не лишения делают человека сильнее. Перемены. Привыкший к тому, что каждый шаг дается лишь сотней порезов, не будет скорбеть о порезах, как и не будет сирота скорбеть о родителях не зная, что бывает иначе. Лишь перемены и стремление к лучшему воспитывают характер: иначе – в чем смысл меняться?
А я – вырасту, а я – достану, а я – выживу… никто не выжил, а я взлечу.
Только так распахиваются крылья.
Надо жить очень мало, быстро и пламенно, чтобы понять, что однотонность – не величайшая мудрость. Надо быть человеком, знающим о своем несовершенстве. Не смеяться над болью, а переживать ее, и с каждым новым шагом становиться самую капельку сильнее.
В оцепенении – смерть. Чего стоит жизнь тогда?
- Нам слишком сложно друг друга понять, Рената. Я ценю жизнь. Вы, видимо, нечто иное.
«Но когда настанет время – я выиграю только потому, что буду стремиться к солнцу, которое мне не суждено достать. И, черт возьми, достану»
- Зима… Даже «жизнь» - слишком мало, чтобы вместить тот мир, не то что время года. Но суть где-то там, между слов, не важно… Что в вашем – покое, монотонности, Рената? Что Вы сторожите в мире, в котором все неизменно? Знать все, не кажется ли вам порой, что это – проклятие?
«Хотя бы потому что однажды и в вашей вечности найдется то, о чем Вы будете не знать. Это буду не я, но кто-нибудь достигнет солнца»
- Это глупый спор, о Бессмертная. Вам рано или поздно придется упасть и понять меня. Мне – упасть и понять Вас. Не сейчас.
Слова. Рьёмирр почувствовала горьковатый привкус не то на языке, не то на сердце, - такой появляется при легком отвращении к чему-то и неудовлетворенности, и долго не отпускает после. Слова…
Глупо спорить с вечностью. В нее не уместится еще одна точка зрения: в ней слишком много уже собралось, и слишком много бесконечно прибавляется. Здесь не играет роли ни логика, ни чувства.
Только уверенность, что этот спор Рьёмирр когда-нибудь выиграет.
- Неизвестные безумцы и яйцо бессмертия, что сторожат великие стражи… воистину, мир - интереснейшее из мест, - Рьёмирр ухмыльнулась.
- Будем надеяться, я услышу конец этой истории да сложу о нем легенду, что барды воспоют в веках и прочая, и прочая, но буду премного благодарна, если и история о сумасшедшем, и секреты с загадками будут озвучены в скорости, ибо кружева к песне я добавлю сама…
Оставалось склониться в реверансе, как и хотелось с первой же реплики Тима, обмахнуться веером и сменить тон на слащаво-услужливый, чтобы этот фарс окончательно перерос в стадию сна.
Рьёмирр воздержалась.


Зима близко. Я слышу ее.
Ждать уж недолго - безжалостный снег,
что позади я оставил, укроет.
И не сомкнуть тяжелеющих век,
и вспоминать очевидно не стоит...

...О, не молчи! Отвечай же скорей!
Я ведь всего лишь твой странник печальный...
Вереск! Скажи мне, в какой же из дней
встал я на путь одинокий и странный?...


__

Внешность: белая кожа, черный плащ, наушники с ветром в ушах.
Вещи с собой: плеер, мелочь, разум и вера.


Сообщение отредактировал Рьемирр - Суббота, 25.06.2011, 01:37
 
Владыка Мрака ТимДата: Вторник, 27.09.2011, 17:32 | Сообщение # 51
Великий
Группа: Игроки
Сообщений: 252
Награды: 9
Репутация: 3
Статус: Мы будем помнить его
Глаза Тима сузились и он со злобой посмотрел на Ренату.
- И вот обязательно нужно "мявкнуть" свое последнее слово. За весь период нашего знакомства, мы можем достаточно долго тыкать друг-друга во всякие нелепые истории, но я надеялся, что у дамы первой хватит ума прекратить этот цирк. Ну да ладно. Видимо твой характер всегда берет верх над здравым смыслом.
Стажа немного смутила немногословность Анабеллы, и он решил не докучать ее вопросами, ведь все-же она не его искала.
Тим уже не пытался воспринимать тяжелые реплики Рьё. Он был не настроен для бесед о высоком, поэтому поспешно замолчал и постарался не привлекать внимание к своей персоне в этой почти однополой компании.
 
Глава Черной Дюжины RenataДата: Среда, 28.09.2011, 18:54 | Сообщение # 52
Помощник мл Стража
...icecream...
Группа: Удаленные
Сообщений: 105
Награды: 4
Репутация: 7
Статус: Мы будем помнить его
- Бу-бу-бу, бе-бе-бе, - Рената тяжко вздохнула, изучая друга критическим взглядом. Как грится - шуток мы не понимаем... Поймав злой прищур Тима, она обезоруживающе мягко заглянула ему в глаза, улыбнувшись уголками губ и наклонив голову набок с видом невиного ребенка.
- Ну не злись на меня... Ты же прекрасно знаешь, в каком глубоком омуте потерялась рамка моего здравого смысла. Как и то, что я тебя обидеть не хотела, - девушка с улыбкой выпятила нижнюю губу, принимая относительно извиняющийся вид. Относительно - потому что полностью она не извинялась никогда, даже если была кругом виновата.

- Я тоже ценю жизнь... Но лишь отчасти. Легче всего ценить жизнь обычным людям - они просто не знают, что будет после... А я - знаю. И мне уже все равно. Жизнь-смерть... Грань очень зыбка. Но я могу танцевать на снегу, не касаясь его... Когда многие этого просто не сумеют сделать. Жизнь не должна даваться нам легко. Но кто сказал, что она дается? Что мы - замерли в вечном оцепенении? То, что мы приобрели равнодушие, не значит, что мы потеряли какую-то цель... Цель в отсутствие цели... Но, впрочем, не будем лезть в философию. Я могу глубоко закопаться в сим вопросе, но банально не вижу необходимости.
- Зима… Даже «жизнь» - слишком мало, чтобы вместить тот мир, не то что время года. Но суть где-то там, между слов, не важно… Что в вашем – покое, монотонности, Рената? Что Вы сторожите в мире, в котором все неизменно? Знать все, не кажется ли вам порой, что это – проклятие?
«Хотя бы потому что однажды и в вашей вечности найдется то, о чем Вы будете не знать. Это буду не я, но кто-нибудь достигнет солнца»
- Это глупый спор, о Бессмертная. Вам рано или поздно придется упасть и понять меня. Мне – упасть и понять Вас. Не сейчас.

- Я понимаю Вас. И Вашу философию. И, вероятно, она просто не нужна мне... Мне не требуется принимать ее. Можете думать, что я бесчувственная статуя из холодного льда... Мне все равно. Но я не намерена пасть. Наверное, Вы сейчас случайно назвали цель моей жизни... Не пасть. Остаться высшей в ледяном и никому не нужном знании. Глупо? У каждого свой взгляд на жизнь... И я не буду опускаться до того, чтобы расписывать вам, в чем на мой взгляд Ваша философия неверна... Все это очень субьективно. Как добро и зло в сказке какого-нибудь умного дяди - сказке не для детей... Нет белого и черного.

Девушка обернулась к Анабелле и Тиму, чуть усмехнувшись попытке последнего слиться с окружающим пейзажем.
- Какие ваши мнения, что нам делать дальше?
 
Владыка Мрака ТимДата: Пятница, 28.10.2011, 21:55 | Сообщение # 53
Великий
Группа: Игроки
Сообщений: 252
Награды: 9
Репутация: 3
Статус: Мы будем помнить его
- Ну не злись на меня... Ты же прекрасно знаешь, в каком глубоком омуте потерялась рамка моего здравого смысла. Как и то, что я тебя обидеть не хотела.
- Да я уже не могу на тебя злиться. Это пустая трата времени. Это все равно, что стучать палкой по пустой коробке и ждать пока из нее вылезет кролик, - сказал он скосив взгляд, а после повернулся к ней полностью, - и не надо мне глазки строить, на меня это не действует.
Сказал он и ухмыльнулся. Все-же он любил эту вредину.
- Какие ваши мнения, что нам делать дальше?
- Вообще-то я давно уже намереваюсь найти представителей хаоса и выяснить что произошло. А если надо, то проявить силу. И я думаю чем быстрее мы это сделаем, тем больше шансов найти хоть какую-то информацию.


Сообщение отредактировал Тим - Суббота, 29.10.2011, 09:50
 
Владыка Мрака ТимДата: Среда, 09.11.2011, 20:07 | Сообщение # 54
Великий
Группа: Игроки
Сообщений: 252
Награды: 9
Репутация: 3
Статус: Мы будем помнить его
Тим переминался с ноги на могу в ожидании реакции Ренаты, когда воздух рядом с ним завибрировал и из тени появилась фигура в темных одеяниях. Его голову обматывал платок оставив только прорезь для глаз. Одет он был в просторные одежды, а талию опоясывал широкий кожаный ремень, на котором висит кривой меч. Асасин. Великолепные наемники которым можно поручить любую работу. На Тима работали несколько таких, которые искали для него всяческую информацию и сообщали если случилось нечто важное, что может заинтересовать стража.
Вот и сейчас асасин подошел к стражу и что-то быстро начал ему говорить.
Глаза Тима загорелись огнем. Он что-то переспросил и наемник кивнул.
Страж повернулся к компании:
-Мне надо будет отлучиться на некоторое время. Так сказать дела государственной важности.
С этими словами он исчез вслед за асасином.
 
Глава Черной Дюжины RenataДата: Пятница, 25.11.2011, 18:01 | Сообщение # 55
Помощник мл Стража
...icecream...
Группа: Удаленные
Сообщений: 105
Награды: 4
Репутация: 7
Статус: Мы будем помнить его
- Да я уже не могу на тебя злиться. Это пустая трата времени. Это все равно, что стучать палкой по пустой коробке и ждать пока из нее вылезет кролик, - сказал он скосив взгляд, а после повернулся к ней полностью, - и не надо мне глазки строить, на меня это не действует.
Рената тихо засмеялась, выслушав данный монолог Тима. Улыбка с ее губ не исчезала все то время, пока она отвечала на сий вопль безысходности:
- Так же как и говорить тебе о том, что со мной бесполезно спорить... Да и тебе - просто обижаться на меня. Бесперспективное и глупое занятие.
Да что ты говоришь, какие глазки! Как я могла! Последний раз я строила глазки старине Лигулу... И то - черт знает сколько времени назад. Кому нужна столь страшная во всех смыслах этого слова страж, которая может искрошить ножиком в капусту.
- девушка приняла скорбный вид. Действительно, кого может привлечь симпатичная мордашка и очаровательная фигура? Да нет таких индивидуумов на планете.
Внезапно рядом с Тимом материализовалась непонятная темная фигура. Ната задумчиво прищурилась, рассматривая наемника - она догадывалась, что просто так эти существа не появляются около стражей. Да и знала, как и зачем они используются... Тим исчез вслед за этой личностью с чрезвычайно взволнованным видом.
Рената на несколько секунд прикрыла глаза, словно глубоко задумавшись. Ее сознание было далеко отсюда. Оно сливалось с мыслями ее информаторов, собирая информацию о событиях по кусочкам.
- Глава Мрака пала... И открылась очередная бойня. Прекрасно.
Но желания телепортировать вслед за другом изъявлено Главой Дюжины не было. Девушка задумчиво рассматривала Рьемирр, продолжая прислушиваться к себе и неподвижно замерев...
-Тим... Глава?.. Ничего себе... Теперь можно и удостоить своим присутствием место событий.
Девушка беззвучно исчезла, не одарив словом прощания или каким-либо вниманием оставшихся в парке.

>>зал повелителя Мрака
 
Мефодий Буслаев. Сфера крылатых » Москва » Центральный парк » Аллея
Страница 4 из 4«1234
Поиск:


500


Copyright mef-frgp.3dn.ru © 2011-2016
Designed by Лилиас and Кесс


Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов
Конструктор сайтов - uCoz